Русский
Подкопай Иван Яковлевич

Подкопай Иван Яковлевич

Военный

Основная информация
Подкопай Иван Яковлевич
  • Род деятельности

    Военный

  • Дата рождения

    01 января 1919

  • Дата смерти

    12 декабря 1943 (24 года)

Биография

Иван Яковлевич Подкопай - родился в 1919 году в селе Безлюдовка находящимся на левом берегу реки Уды ,ныне посёлок городского типа Харьковской области, в семье крестьянина. 

 С 1939 года служба в рядах Красной Армии. С первых боев Великой Отечественной войны проявил себя отважным, умелым воином. В трудное лето 1942 года, возглавляя подразделение разведки, совершил подвиг - во время схватки с группой гитлеровцев, прорвавшихся к штабу 13-й гвардейской дивизии, спас Боевое Знамя соединения и вынес его к месту сбора частей и подразделений дивизии у переправы через Дон. 

В этих боях за Сталинград командир роты автоматчиков гвардии лейтенант И. Я. Подкопай неоднократно проявлял образцы мужества и героизма. 

23 сентября 1942 года противник вклинился в стык между линиями обороны 34-го и 39-го гвардейских стрелковых полков. Возникла угроза окружения штаба полка. Рота гвардии лейтенанта И.Подкопая атаковала , уничтожив при этом 20 немецких солдат и офицеров. 

В ночь на 1 октября 1942 года противник прорвал оборону 34-го полка и вышел к Волге. Возникла угроза захвата штаба полка. Комендантский взвод вёл бой в 250—300 метрах от командного пункта. На помощь соседям была брошена находящаяся в резерве рота лейтенанта Подкопая, которая в течение часа восстановила положение, уничтожив 15 и взяв в плен одного гитлеровца. 

15 октября 1942 года во время уличных боёв рота отразила четыре атаки гитлеровцев. 

23 ноября 1942 года гвардии лейтенант Подкопай умело организовал наступление на здание школы по улице Солнечной в Сталинграде. Несмотря на сильный артиллерийский и миномётный огонь рота атаковала и выбила из здания немецкий гарнизон . 

 28 января 1943 года при уничтожении окружённой группировки противника в районе завода «Красный Октябрь» рота Ивана Подкопая заняла юго-восточные скаты высоты 107,5 и отразила несколько вражеских атак, уничтожив при этом до 30 вражеских солдат и офицеров. За бои в Сталинграде И. Я. Подкопай был награждён орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».
3 августа 1943 года при прорыве оборонительной полосы противника в районе села Задельное (ныне — Яковлевский район Белгородской области) рота гвардии капитана Подкопая уничтожила 27 вражеских солдат и одного офицера.

 7 августа 1943 года во время уничтожения окружённых войск противника гвардии капитан И. Я. Подкопай со своей ротой вступил в бой и уничтожил 93 солдата и одного офицера,12 офицеров взял в плен. 

12 августа 1943 года в бою в районе села Крисино (Харьковская область) подразделение гвардии капитана И. Я. Подкопая уничтожило до роты пехоты противника. За эти бои И. А. Подкопай был награждён орденом Александра Невского.

В начале октября 1943 года, когда 13-я гвардейская дивизия вела бои в районе Полтавы, он, командуя ротой автоматчиков, переправился со своими бойцами через Днепр в районе с.Власовка, захватил плацдарм на западном берегу и обеспечил переправу батальона. Через два месяца под умелым командованием Подкопая была освобождена Патаевка.

В декабре1943 года ,командир роты гвардии капитан И.Я. Подкопай пал смертью храбрых в бою за Новую Прагу.
Воевал в 13-й гвардейской стрелковой дивизия под командованием А.И. Родимцева

22.02.1944, - Награждён орденами Ленина  

14.09.1943 - Александра Невского 

28.11.1942 - Красной Звезды, медалями «За отвагу»  

09.10.1942 - «За боевые заслуги» 

22.02.1944 - Герой Советского Союза (Орден Ленина и медаль «Золотая звезда»)

Воспоминания о Иване Подкопае

Стояла поздняя осень. Холодные северные ветры нагнали целое стадо сердитых, лохматых туч. То и дело моросил надоедливый частый дождь. Его скучная серая сетка повисла над степью, по-прежнему окружавшей нас со всех сторон. Изредка тучи ненадолго разбегались, дождь переставал. Тогда степные овраги начинали куриться густым серым туманом.

Вспоминаю, как 39-й полк, которым командовал возвратившийся из госпиталя полковник Шур, наступал на станцию Пантаевка. Железная дорога на Знаменку проходила у подножия пологого холма по невысокой насыпи. Здесь же, внизу, была и сама станция Пантаевка. На макушке холма рассыпалось большое село Пантаевка. Село и станцию прочно удерживали фашисты. Чистый луговой склон холма великолепно просматривался и, разумеется, простреливался сверху. Подступиться к селу было трудно.

Железная дорога в одном месте пересекала небольшой ручеек, перекрытый мостом высотой метра три. Здесь, примерно в полукилометре от деревни, был оборудован мой наблюдательный пункт, откуда открывалась широкая панорама местности, на которой нам предстояло вести боевые действия.

Ночью два батальона 39-го полка ворвались в деревню, но удержать ее не смогли. Утром немцы выбили их, батальоны откатились на исходные рубежи. В течение следующего дня и еще одной ночи полк безрезультатно штурмовал станцию и село. Казалось, немцы зубами и когтями вцепились в землю. Их минометы и артиллерия били по занятым нами позициям, а пулеметы косили наступавших по открытому склону холма. Надо было что-то придумать, чтобы взять Пантаевку малой кровью. И тут я вспомнил об Иване Подкопае.

Капитан Подкопай командовал отдельной ротой автоматчиков 39-го полка. Это была не просто рота, а капитан не просто командовал ею. Капитан Подкопай был человеком редкостной одаренности. Дерзостно отважный, ловкий и изобретательный, он обладал особым даром привлекать к себе людей, пробуждать в них мужество и самоотверженность, увлекать их прекрасным и чистым героическим безрассудством, которое, впрочем, только казалось безрассудством, потому что в основе всех беспримерных по дерзости подвигов Подкопая лежал холодный, тонкий и умный расчет. Это был старейший ветеран дивизии, служивший еще в воздушно-десантной бригаде.

Подкопай как магнит притягивал к себе людей одного склада с собой, и в его роте подобрались люди безупречного мужества, до конца преданные своему командиру, если хотите, влюбленные в него. Рота отличалась исключительной дисциплинированностью, собранностью, огромным воинским мастерством и настоящей мужской, солдатской фронтовой дружбой.

Он был чрезвычайно хорош собой, этот легендарный капитан героической роты: высокий, стройный, подтянутый, с правильными чертами и красивым овалом лица..

Когда, вызванный мною, капитан Подкопай появился на наблюдательном пункте под мостом, я, как всегда, с удовольствием отметил безупречную белизну полоски подворотничка и поднял взгляд на чисто выбритое приятное лицо. На меня смотрели умные и теплые той теплотой, какая бывает у украинцев, внимательные глаза.

Я обрисовал Подкопаю положение и спросил его в упор:

— Ну, капитан, можешь взять деревню своей ротой? Подкопай молчал. Я изложил свои соображения:

— По-моему, это лучше всего сделать ночью. Пожалуй, даже сегодняшней.

Подкопай смотрел и слушал, а глаза его щурились, щурились и уходили куда-то, словно он на невидимом экране уже просматривал то, что сделает ночью. Однако он сказал:

— Дайте мне, товарищ генерал, шесть часов светлого времени. Я должен хорошенько осмотреться и продумать все варианты.

— Хорошо, — согласился я. — Сейчас восемь утра. Значит, часа в три-четыре жду тебя с ответом.

— В четыре, — твердо сказал Подкопай. — Ровно в четыре.

Он пришел под тот же мост ровно в четыре и, не ожидая моего вопроса, доложил:

— Так точно, товарищ генерал, сегодня ночью рота Пантаевку возьмет!

Такое категорическое заявление означало, что капитан за несколько прошедших часов облазил простреливаемую местность и до малейших деталей обдумал план боя. Я оглядел Подкопая. Нельзя было заметить никаких следов нелегкой рекогносцировки на грязных, раскисших полях: щегольски затянутый на узкой талии пояс, до блеска вычищенные сапоги.

— Доложи подробно, товарищ Подкопай, — приказал я.

— Есть доложить подробно, — четко ответил капитан. — Совсем налегке, без вещмешков, без шинелей, в одних гимнастерках, пользуясь ночной темнотой, рота из разных мест ползком подберется к деревне и обложит ее с трех сторон.

— Вооружение?

— Только автоматы. И по восемь гранат на человека. На исходе ночи, перед самым рассветом, с криками «ура!» и автоматной стрельбой врываемся в деревню, бросаем гранаты, словом, поднимаем страшную панику. В это время так же полукольцом уже в полном снаряжении и с хорошим запасом патронов подходят батальоны полка. Единственно открытым направлением для фашистов остается дальняя околица деревни. Этот выход накрываем массированным арт-огнём, к чему артиллеристы должны подготовиться заранее. Все.

— Надо чем-нибудь еще помочь? — спросил я.

— Больше ничего не надо. Только прошу помочь обеспечить взаимодействие с командирами батальонов. Когда они войдут в село, я буду находиться в крайней хате.

Разумеется, немедленно началась подготовка к предстоящему бою. Собрали командиров, поставили задачи, по карте и прямо на местности все из-под того же моста наметили направления наступления, отработали все детали с артиллеристами и минометчиками и стали ждать ночи.

Я немного отдохнул и в два часа ночи вновь вернулся на свой наблюдательный пункт.

Точно в назначенный час на вершине холма раздалось грозное, победное «ура!» и вспыхнул гигантский фейерверк. Гулко рвались гранаты. Загоревшиеся дома задышали горячечным жаром, вздымая вверх охваченные огнем соломенные крыши. Разноцветные очереди трассирующих пуль пронзали темноту неба и дождем падали на деревню.

В мутной предрассветной мгле скорее угадывались, чем были видны, цепи батальонов, подымавшихся по склону холма. Едва рассеялась побежденная рассветом темнота, как они ворвались в село. Шум боя с каждой минутой уходил все глубже и дальше. Артиллерия ударила по дальней околице.

Словом, грозный спектакль был разыгран точно по сценарию, а его автор и исполнитель главной роли капитан Подкопай вместе со своей ротой от начала до конца выдержал бешеный, им же заданный темп. Боевое охранение немцев было смято и уничтожено мгновенно. Ночевавшие в хатах фашисты, не успевшие как следует проснуться, выскакивали на улицу, обезумев от страха, метались, ослепленные и оглушенные, всюду натыкались на подкопаевцев, падали, сраженные автоматными очередями, или инстинктивно находили единственно открытую им дорогу к околице, где на них обрушилась наша артиллерия.

Когда утром ночные события обсуждались в штабе дивизии, кто-то из офицеров, правда не без восхищения, сказал:

— Да-а, повезло Подкопаю: никаких жертв — ни одного убитого или раненого.

Я хотел было вмешаться, чтобы высказать свою точку зрения на понятие «везение», но в этот момент Бельский произнес фразу, которая сделала мое объяснение ненужным:

— Чисто сработано!

«Чисто сработано». Трудно было выразиться точнее. Успех капитана Подкопая обеспечил точный расчет и безупречное выполнение намеченного плана. Причем тут играло роль решительно все: и скорость, темп проведения операции, и мощь, плотность огня в первый момент нападения на деревню, и тот грозный, беспощадный тон, который так верно взяли кричавшие «ура!» солдаты, и абсолютно точное, своевременное начало артналета на околицу, через которую фашисты пытались выскочить из охваченной огнем деревни.

Быть может, даже почти наверняка, если бы мы взяли Пантаевку обычным наступлением, гитлеровцы и дальше продолжали бы оказывать сопротивление, упирались и цеплялись за каждый маломальский пригодный для обороны рубеж. Теперь же, в панике растеряв технику и снаряжение, утратив реальное представление о наших силах, не имея возможности организовать разведку, они бежали так быстро, что мы не успевали преследовать их.

Вот что принес дивизии смелый ночной рейд роты гвардии капитана Ивана Яковлевича Подкопая.

Утром после боя я спросил Подкопая:

— Что для роты было самым трудным в этом бою, капитан?

— Солдаты говорят — кричать «ура!» за целый полк.

Подвиг

В ночь на 3 октября 1943 года командир роты автоматчиков 39-го гвардейского стрелкового полка гвардии капитан Подкопай вместе с подчинёнными под обстрелом врага переправился через Днепр в районе села Власовка (Светловодский район Кировоградской области). Рота сумела продвинуть на 400 метров от береговой черты, но из-за высокой плотности огня противника была вынуждена залечь. Находясь на открытой местности в песках, рота с 3 по 8 октября отразила четыре вражеских контратаки. 8 октября, когда в роте осталось 17 человек, И. Я. Подкопай внезапной атакой овладел рядом блиндажей и занял окраину леса. Своими действиями он обеспечил переправу батальонов полка без потерь.

Гвардии капитан И. Я. Подкопай погиб в бою 10 декабря 1943 года. Похоронен в братской могиле в посёлке городского типа Новая Прага Александрийского района Кировоградской области Украины.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии капитану Подкопаю Ивану Яковлевичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Фото
8c2c4557-f897-454d-a1c4-13d4728376e9.png
08246239-3a2c-4f50-ae22-c816725aadf5.png
229d6edc-c0ce-4c9a-ba10-b1fd7463f375.png
b0460f76-8a19-46d5-9529-8b21e87cc705.png
Память

Именем И.Я.Подкопая названы в поселках Безлюдовка и Новая Прага улицы, а также Безлюдовский юридический лицей; в посёлке Безлюдовка установлен бюст Героя, на здании школы, где он учился, а также на стене дома, где он жил, раньше были мемориальные доски.

undefined