Русский

Юрий

Глоцер Юрий Александрович

Бизнесмен, Банкир, Кинопродюсер

Основная информация
Юрий
  • Род деятельности

    Бизнесмен, Банкир, Кинопродюсер

  • Дата рождения

    29 января 1956

  • Место работы

    Банк "БФГ-Кредит"

  • Гражданство(а)
    RU flagsРоссийская Федерация
    UA flagsУкраина
  • Образование

    Московский институт инженеров железнодорожного транспорта

  • Место рождения

    Москва

  • Судимость

    Осужден за валютные махинации

Биография

Ю.А. Глоцер участвует в разработке и финансировании программ и проектов издательства «Лехаим». При его участии и финансовой поддержке выпущены роман Бернарда Маламуда «Мастер» (первое издание на русском языке), роман Шолома-Алейхема «Кровавая штука» (первое полное издание на русском языке), второй том трудов Менахема-Мендла Шнеерсона «Уроки Торы» и многие другие книги

Фото
04b05809-8c84-42af-ae87-60749913c835.jpeg
923ce5ea-b9b7-4258-b9bd-445f2d8c38c4.jpeg
211d0321-f888-4cdc-9486-25c0af550d9a.jpeg
eefb3421-f89a-455e-aa72-f5a34d0c1506.jpeg
8337aa30-5b5c-4ddc-acf9-3a53b5e869f3.jpeg
Видео
Новые подробности дела Юрия Глоцера и банкротства банка "БФГ-кредит". Наталья Хмелевская/White News
Семья

Мать - Любовь Марковна Вольфовская

Брат - Иосиф Глоцер (хозяин стрип-клуба "Доллс", был застрелен в 1997 Лешей Солдатом.

undefined

Жена 

Дочь - Элиза Глоцер (не родная), зять - Глеб Привалов

Внук

Теща - Тамара Мальцева

undefined

Сын - Филип Глоцер

undefined

Невестка - Ольга Глоцер

undefined

Сын - Марк Глоцер

undefined

Отрывок из рассказа Олега Радзинского

Но при чем тут, скажите, при чем бедный молодой московский ювелир (и член горкома графиков) Юра Глоцер? Ни при чем.

КГБ СССР, однако, не поверил в его непричастность к вывозимой в Берлин контрабанде в виде икон и получаемой оттуда сворованной в разных европейских городах “ювелирке”, сплавляемой от греха подальше в Москву. Комитет со свойственной чекистам проницательностью разглядел за всей этой операцией направляющую руку юного Юрия Александровича и, арестовав прибывшего в очередной раз с дружественным визитом в Москву Шабана Пайта, быстро получил от него имена и сирийского дипломата, и бывшего совершенно ни при чем Глоцера, отличавшегося любознательностью и потому – в сопровождении двух таких же любознательных девушек – совершавшего в это время круиз на теплоходе по маршруту Одесса – Батуми – Одесса. На законным образом, заметьте, заработанные тяжелым ювелирным трудом средств?.

А что? Человек хотел знать родной край.

Юру арестовали в Одессе у трапа теплохода и привезли в Москву. Здесь ему устроили очную ставку с оклеветавшим его Шабаном Пайтом. Юра выслушал наветы, попросил бумагу, ручку и облегчил свое сердце, написав чистосердечное признание в преступной деятельности… Шабана Пайта. Так и было, признавался Юра Глоцер, и он хочет встать на путь исправления, сообщив следствию, что всей этой операцией действительно руководил Шабан Пайт. Он, Юра, знал о тяжких преступлениях гражданина Пайта, но не нашел в себе сил донести о них соответствующим органам. За что и просит покарать себя в полной мере по статье 19 УК РСФСР за недоносение – “знал, но не рассказал”.

Статья эта предусматривала уголовную ответственность только за недонесение о готовящихся или совершенных государственных преступлениях, бандитизме, фальшивомонетничестве, а также убийстве, изнасиловании, краже, грабеже, мошенничестве и даче взятки должностному лицу при отягчающих обстоятельствах. Контрабанды в этом списке не было, и оттого суровое наказание, полагающееся Глоцеру, сводилось к году исправительных работ (например, уборка мусора на улицах столицы) и вычетам двадцати процентов из его, и без того небольшой, официальной зарплаты ювелира.

В конце своего чистосердечного признания Глоцер просил компетентные органы отнестись к нему без снисхождения.

Никаких доказательств, кроме показаний югослава, у КГБ не было: сириец никогда не видел Глоцера и не слышал его имени, да и вообще обладал дипломатическим иммунитетом. Главное же, он – после ареста Пайта – был срочно переведен сирийским МИДом на ответственную должность в Дамаск и при всем желании не мог явиться в Лефортово для дачи показаний. Глоцер же показания давал с удовольствием, но исключительно о преступной деятельности Шабана Пайта.

Так продолжалось четыре месяца, после чего прокуратура не могла больше продлевать санкцию о содержании Юры под стражей.

Полковник Харитонов вызвал Глоцера на очередной допрос и признал, что у них ничего на него нет.

– Я ж вам говорил, Эдуард Анатольевич, – закивал Юра. – Вы же знаете: мне таить нечего. Я вам все как родному.

Харитонов соглашался. А что тут скажешь?

– Юра, – предложил Харитонов, – мы тебе – пока – ничего предъявить не можем. Но вот посмотри другое дело, вдруг найдешь что-нибудь для себя интересное.

И он положил перед Глоцером толстую-претолстую папку, в которой содержались оперативные сведения о преступной деятельности некой Вольфовской Любови Марковны, собранные сотрудниками ОБХСС за долгие годы слежки.

Вольфовская – по мнению ОБХСС – была виновна в разных махинациях с товарами народного потребления, что ей – заместительнице директора торговой фирмы “Весна” – давалось, судя по всему, с легкостью. Главное же, Вольфовская Любовь Марковна была Юриной мамой.

Прочитав дело, Глоцер предложил Харитонову сделку: Юра признает себя виновным по обеим вменяемым ему статьям. Кроме того, Глоцер сдаст КГБ СССР полученную от его преступной деятельности наживу в размере – подумать только! – почти двух миллионов рублей. КГБ же дает ОБХСС указание закрыть дело против Любови Марковны. А та, в свою очередь, уходит с работы по состоянию здоровья, а там и пенсия не за горами.

На том и порешили.

Сидевшие в Лефортове валютчики и контрабандисты знали: “комитетские” не “кидают”. “Комитетские” держат слово. Не то что менты. Тем верить нельзя.

Источник

Случайные жизни

Камера № 117

Радзинский Олег Эдвардович

https://biography.wikireading.ru/hhFqsnd78V